Вот так и живём

Вася Обломов – Добро пожаловать:
Для тебя придумали, что богатые плачут,
Что можно всю жизнь списать на неудачу
Верь в Бога, выучи молитву и молись,
Отнеси деньги в церковь, поторопись
...
Ты пушечное мясо для чужих амбиций,
Аккуратнее! За твоим поведением наблюдает полиция,
Ты еще здесь? Тебя не должно быть видно,
Терпи и не обижайся, даже если обидно

Дети чиновников будут счастливы, а ты - нет
Для тебя придумали сказку, что в тоннеле есть свет
Смирись и думай, что это твоя судьба
Ничего, нигде, ни с кем, никогда

Люби Родину или уезжай за границу,
Здесь нет места для твоих наивных амбиций,
Не выпендривайся и не выходи из комнаты.
В военкомате с тобой будут разговаривать "на ты"

Надменные мрази, а ты будешь терпеть,
Жизнь на тот момент пройдет лишь на треть,
Тебе скажут: "Это школа, принимай как есть"
Ты в жизни должен родиться, послужить и сесть


Классный ответ ольгинскому кремлеботу:

fisherman_007
Секта "усё пропало". Включи мозги. Вопрос, как Китай за надцать лет, из "говна", превратился в ведущую промышленную страну. Почитай источники. А мож и не надо читать.....легче "дрочить" на " усё хреново, усё пропало". Писать то будет не о чем....

strravaganza
Запомним этот твит. Когда КМЗ начнёт выпускать конкурентоспособную технику, я лично перед тобой извинюсь. Но что-то мне подсказывает, что мне пересиливать себя просто не придётся.

Конвертационное

Дм.Быков – Конвертационное:
В России слух пронесся адов: мы по заслугам огребли и не получим наших вкладов. Сдал баксы — выдадут рубли. А кстати, я, даю вам слово, — пока резвилось большинство, — всю жизнь чего-то ждал такого, не ждал другого ничего. Я даже склонен улыбаться. А вдруг решением Москвы тут запретят хожденье бакса? Кто возразит? Ни я, ни вы, поскольку в силу здешних правил политика запрещена. Концерн «Калашников» представил на днях оружие «Стена»: в сети, конечно, ты аноним, но кто ты есть перед стальной, перенасыщенной ОМОНом, в тебя стреляющей стеной? Что ты предъявишь, кроме всхлипа, почти неслышного в ночи? «Я тут вложил… отдайте, типа…» Они ответят: получи.
Ты только зря себя измучишь, России бедный старожил; ты, разумеется, получишь, но не того, чего вложил. И в том — закон России главный: коль лидер бабки отберет, не говори, что тут бесправный и несознательный народ, что виноваты в Центробанке, что это кризис и распил, что кое-кто присвоил бабки и где-то яхту прикупил, — ты до сих пор понять не можешь, смиряя внутреннюю дрожь, что если тут чего-то вложишь, то уж назад не заберешь.
Таков удел страны-изгоя, магическое решето: ты заберешь совсем другое. Вложил одно, а взял не то.
Виновны здесь не англосаксы, не агрессивный внешний мир: ты положил, допустим, баксы, а вынул мягенький папир*. Припомни сам — давно когда-то на трон от ельцинских щедрот сажали вроде демократа, а вышел кто? А вышел — вот. Идут загадочные годы, вокруг меняется среда — вошли свободные народы, а вышли злобные стада; ты, так сказать, старался с детства, пахал, вставая до зари, вложил таланты, силы, средства, а вынул — вот. Благодари. И ни один мыслитель-глыба не переменит жизнь твою: вложил себя? Скажи спасибо, что я хоть это отдаю. Ты изменить того не можешь, что от рождения дано, поскольку все, чего ни вложишь, — все превращается в оно. Послушай умного поэта, не нужно каяться вдогон: все конвертируется в это — зато уж этого — вагон.
Кто хочет честного покоя и справедливого труда — вложись во что-нибудь другое. Вложить, ей-Богу, есть куда. Давно об этом догадались Стравинский, Дягилев, Шагал…
А коль вложил сюда хоть палец — прости. Ты знал, куда влагал.

отсюда – https://novayagazeta.livejournal.com/9283900.html

антропологический туризм


мне кажется, что люди ездят в другие страны за ерундой: посмотреть какие-то дома из камня, поплавать в воде, поесть. но ведь самое интересное то, как живут люди.

надо делать антропологический туризм. приезжаете вы, например, в перу, поселяетесь в домике с соломенной крышей и козами и общаетесь с перуанской семьёй. в первый день идёте с отцом семейства, хулио, на работу в тракторный гараж. на следующий день остаётесь с его женой марией и их детьми — педро, пепитой и маленьким хосе, кормите коз и перебираете кукурузу. мария поёт детям колыбельную, вы подпеваете. на следующий день навещаете бабушку лулу. бабушка живёт в городе и работает в библиотеке. вы становитесь участниками семейной ссоры и принимаете сторону бабушки.

или едете в германию, где поселяетесь в семье двух геев — махмеда и ондрея. ондрей — хирург, а махмед — математик. вечером под пиво и салат из авокадо махмед наизусть доказывает теоремы из топологии. ондрей замкнутый, но очень добрый.

когда приезжаете в россию, весь вечер смотрите телевизор в тапочках и обсуждаете политику. а наутро едете в троллейбусе в поликлинику, где пытаетесь записаться к эндокринологу.

уверен, это намного интереснее, чем смотреть собор в солсбери.

Заметки

Из своего опыта общения с нынешней молодежью – разговаривать, воспитывать, предупреждать бесполезно. Ничего не боятся. Вероятно ждут когда к ним применят силу. По-моему глупо испытывать судьбу. Но они такие – бесстрашные.
Человек оперирующий понятиями везёт/не везёт фактически признаёт существование Бога, т.е. каких-то высших сил. Т.е. верит. Если я говорю мне не везёт я в это верю.

Дуэльное

Дм.Быков – Дуэльное:
Хоть Бог и запретил дуэли, — и вряд ли их введет режим, — но вы настолько… (надоели), что мы, пожалуй, разрешим. Друзья «Орленка» и «Зарницы» чтут офицерство лет с пяти; вы переходите границы — и мы готовы перейти. Раз вы по собственной же воле стремитесь к этакой беде, и если не хотите боле триумфа в собственном суде, и раз вы бьете наших деток, и ни один из вас досель не пострадал ни так, ни этак, — то почему бы не дуэль? Ведь даже Пушкин, русский гений, был боевит, что твой сармат; нужна лишь пара уточнений, чтоб представлять себе формат, а то ведь вызов неформальный.
Задел Навальный вашу честь, но, так сказать, сидит Навальный. Выходит, вы хотите сесть?
Хотя вы воинский начальник, и грудь в наградах от и до, и в карате отнюдь не чайник, и, разумеется, в дзюдо, — но раз вы вызвали сидельца, то, рассуждая по уму, чтоб изувечить это тельце, вам предстоит сойти к нему.
Хотя бы ради поединка — сойдите к узникам на миг; ей-богу, славная картинка — глава Росгвардии средь них. Пусть против силы выйдет сила, пускай ответит, троглодит. А то выходит некрасиво: вы не сидите, он сидит…
Но ради чести и гражданства, раз вам не хочется в тюрьму, вам можно выхода дождаться и ночью встретиться ему. Какой восторг, какие фотки для юных блогеров Москвы: Навальный — шасть из-за решетки, а тут как раз стоите вы, при всем параде, словно в раме, в фуражке, в тельнике, всерьез, грозя руками и ногами его по заднице того-с. Ногою, с маху, в полукружья, потом рукою между глаз… Однако в выборе оружья свободен вызванный как раз, хоть он и мыслящий инако, и враг, и плут, и гниль, и прель… Иначе это будет драка, а совершенно не дуэль.

Мы знаем, вы, конечно, вправе, сперва навесив всех собак, в свободной нашей сверхдержаве его мутузить просто так, хоть впятером, без всяких правил, усердно, дружно, горячо, — Песков же вам уже подставил свое надежное плечо! Мы знаем, что Навальный — бяка. Вольно ему из кожи лезть! Но, повторяю, это драка. Тогда, пардон, при чем тут честь? Избить Навального из мести вы, разумеется, вольны; мы и не ждем особой чести от новых символов страны, как от осинок — апельсинок, как жирных пенсий — от сумы…
Но вы сказали: поединок. Сказали это вы — не мы. Навальный вам не «Pussy riot»: мужчина, весящий под сто. Пускай оружье выбирает — хоть огнестрельное, хоть что.
Оно, конечно, вы — начальство, но за домашний свой арест он сам неплохо накачался и «Доширак» исправно ест. Противник, думаю, достойный. Вы славно завершите год: рэп-батл «Оксиморон и Гнойный» на этом фоне отдохнет. А то, серьезно, взяли моду — при одобрении отцов на безоружную свободу спускать с дубинками бойцов! Чуть кто-то выйдет — сразу нате: и по мозгам, и в автозак… Ей-ей, дуэль в таком формате надоедает на глазах. Вопрос уже насущно вылез: я сам за власть и за режим, но если вы вооружились, давайте всех вооружим? Иначе это не дуэли и называется не так, а как? «Россия в беспределе». «Позор». «Бесчестие». «Бардак».
И вообще скажу вам, братцы, — не надо мне «призывы» шить, но вы же утомитесь драться, коль поединки разрешить! Не ждали вы таких сюрпризов? Боюсь, что в наши времена последний выход — это вызов, а больше шансов ни хрена. Спустились мы к такой ступени — спасенье в шпаге и плаще. Ни суд, ни жалобы, ни пени не помогают вообще. Мы можем шею гнуть тряпично, но можем вдруг включить умы: вы вызываете? Отлично! Но можем вызвать вас и мы — пусть нас рассудит воля Бога! Пусть он подаст последний знак!
А слов мы знаем очень много. Гораздо круче, чем «слизняк».

отсюда – https://novayagazeta.livejournal.com/9212925.html

Разбудили

Жизнь:
На посту ДПС в Волгограде задержали сотрудника ФСБ, который вез в машине восемь килограммов наркотиков. Об этом сообщает РБК со ссылкой на источник в спецслужбе.
отсюда – https://novayagazeta.livejournal.com/9101541.html

Сотрудники правоохранительных органов задержали в Генте партию кокаина, который был расфасован в брикеты с логотипом «Единой России» (российский флаг и медведь). Об этом сообщили бельгийские СМИ.
отсюда – https://www.novayagazeta.ru/news/2018/08/25/144495-v-belgii-zaderzhali-partiyu-kokaina-s-logotipom-edinoy-rossii

Сериал, Анна Наринская:
Две первые серии «Домашнего ареста» сначала производят впечатление типа «не может быть». Мэр города — серийный взяточник, губернатор области — и того хуже, полпред президента выглядит опасным сумасшедшим, кругом тотальная коррупция и бесправие «простых» людей, а взгляды вроде «Крым не наш» чреваты увольнением с работы.
Впрочем, уже в начале второй серии становится понятно, как именно такое может быть: на сцене появляются единственные люди, которые явно хотят только хорошего. Это фээсбэшники.
Сделано это не без тонкости. Сотрудники силового ведомства — они тоже забавные. Среди них даже есть недотепа карлик (уверена, что в дальнейшем он как-нибудь замечательно себя проявит), а начальником у них смешной генерал в исполнении Гоши Куценко. Но весь этот мягкий юмор, направленный на сотрудников озабоченного нашей безопасностью ведомства, только «утепляет» их образы, не отменяя главного — они тут единственные осмысленные люди.
Они хотят наказать коррупционеров (причем желают сделать это законно, ничего, не дай бог, не подкинув, а честно взяв с поличным), они снисходительно и даже с некоторой симпатией относятся к демшизе-белоленточнице и вербуют ее так симпатично, что зрителю уже хочется, чтоб она согласилась. (Она, кстати и соглашается — белоленточники же тоже люди и любят деньги и вежливых сотрудников органов.)
Продюсера и соавтора сценария «Домашнего ареста» Семена Слепакова трудно заподозрить в особой любви к властным и силовым структурам, да и особой трусостью попрекнуть не получается. В прославивших его сатирических куплетах он остроумно высмеивал наши власти и вообще устройство нашей жизни и не боялся задевать великого и ужасного Рамзана Кадырова. Но при этом Слепаков, очевидно, до тонкости знаком с правилами игры, с неким неписаным руководством, гласящим — так можно только ценой вот такого.
Высмеивать и разоблачать при определенном допуске разрешено практически все, кроме самого главного. А над самым главным можно мягко — именно что мягко, с любовью — подшучивать, оттеняя человечность и подчеркивая нужность…

отсюда – https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/08/24/77595-fsb-i-nemnogo-nezhno

Дм. Быков:
я думаю, что в руках власти — будить позитивные или негативные инстинкты. В 60-е годы в людях будили лучшее, потом это лучшее вытаптывали, начиная с Новочеркасска. Ведь люди же восстали, кстати, мирно, поначалу. Именно потому, что в них разбудили чувство собственного достоинства. Человек все хорошее делает из-за позитивной самооценки. Сегодня гебистское презрение к народу транслируется нам напрямую.
У меня была такая статья «Программа Путина», и разные тролли все время приписывают мне слова, сказанные, там, что «народ России… надо дать ему комфортно вымереть». Нет, это я так реконструирую путинскую программу, которую он не проговаривает вслух, но из его действий она вытекает.

отсюда – https://ru-bykov.livejournal.com/3508265.html
Программа Путина – http://www.profile.ru/arkhiv/item/61171-programma-putina-61171

Три хороших текста в Новой газете

1. Сергей Голубицкий – «Лайки и фронда»
Конечно, причина террора пользователей ВК вовсе не сотрудничество ВК с властями, достать можно кого угодно. Причина, на мой взгляд, банальна: 1) У ВК самый большой охват аудитории (там все) 2) Власть реально бесят все эти смехуёчки со стороны молодёжи (старичьё власть не боится, после 30 – ты старик), все эти мемчики и картиночки, причём ей не страшна оппозиция, страшно, когда вот эта аполитичное и аморфное большинство начинает быть недовольным: Путиным, коррупцией, сказочной роскошью наших чиновников, нищетой народа и т.д. Т.е основной объект террора как бы простой человек. Российские СМИ сознательно умалчивают от масс факт, что кошмарят на самом деле активистов (людей из организаций), а не простых пользователей без постоянного членства в сторонниках/волонтёрах Навального, «Открытой России» Ходорковского или какого-нибудь Мемориала. Т.е. для власти важно чтобы любой пользователь боялся быть недовольным. Ссал оставить лайк под хорошей статьёй или годной картинкой, сделать её перепост. Все оппозиционные СМИ работают на власть и вот этого не договаривают.
А в остальном с автором текста я полностью соглашусь, и даже зацитирую самый сок:
…В основе всех социальных сетей лежат два универсальных принципа, впервые реализованных в 1995 году американским порталом Classmates.com: потребность людей в самовыражении и их тяга к социальному поглаживанию по головке, которое в цифровом мире обрело форму лайков.
Социальные сети заимствовали универсальные принципы, однако завлекали различные слои общества жанровым своеобразием. Так, «Одноклассники» позволяли оставить свой след в истории, привлекая в первую очередь нетизанов, лишенных метафизических амбиций и прежде довольствующихся вырезанием ножичком маркеров на деревьях («Здесь был Вася», «Коля + Маша = любовь»). В цифровом пространстве у них появилась возможность собирать лайки под незамысловатыми констатациями типа «пошел в 1 «Д» класс», «дружил с Петей», «помню, как поцеловал Люсю из соседнего подъезда», «служил на флоте».
Более претенциозные пользователи обрели в «Живом журнале» возможность самовыражаться на приподнятом — графоманиакальном — уровне: лайки в этой социальной сети раздавались уже не за голую экзистенцию, а за стилизованный под художественную литературу текст, известный как лытдыбр (т.е. дневник, если записать это слово в латинской раскладке клавиатуры).
Подрастающему поколению в равной мере были непонятны и ностальгия по школьной парте (их детство еще не закончилось), и комплексы советского самиздата (этой памяти вообще не было), поэтому молодежь, проигнорировав «Одноклассников» и «Живой журнал», предпочла «ВКонтакте».
В 2008 году русскоязычным интерфейсом обзавелся Facebook, в 2011-м — Linkedin, однако хлынувшие на волне любопытства массы с удивлением обнаружили, что диковинные территории уже давно обжиты хоть и малочисленной, но вполне репрезентативной прослойкой общества. «Старожилами» оказались космополитичные нетизаны, которые не то что не боялись иностранных языков, а, напротив, тянулись к международному общению.
Жанровое своеобразие социальной сети Цукерберга заключалось в том, что культ лайка обслуживал особую форму самовыражения — ярмарку тщеславия, публичную демонстрацию социального успеха и достатка. Причем под успехом понималось не позирование на капоте «Мазды» соседа, а check-in’ы в аэропорту Heathrow, скучающие селфи на веранде арендованного дома в Марбелье и бутылки шампанского в серебряных ведрах мишленовских ресторанов.
Linkedin с самого начала привлек к себе отстраненный от жизни российского общества сегмент, главным вожделением которого являлось трудоустройство на международном рынке. Жанровое своеобразие Linkedin определяло и язык самовыражения его пользователей: здесь что ни пост — то резюме или фотография диплома, полученного после окончания очередных курсов повышения квалификации.
На десятом году экспансии социальных сетей в Рунете случилась революция, которую мало кто предвидел: молодежь, так и не закрепившись в «ВКонтакте», массово мигрировала в YouTube и Instagram.
Слово «революция» я использовал потому, что исход молодежи из традиционных социальных площадок не был реакцией на приземленность «Одноклассников», снобизм фейсбука и аморфность «ВКонтакте», а стал следствием радикального отказа от вербальной формы самовыражения в принципе. Отказ этот довершил процесс формирования homo digitalis, обусловленный невозможностью интенсивного познания в условиях гиперинформационной среды. Оказалось, что вербальное самовыражение мешает коллекционированию случайных фактов, поверхностным оценкам, клиповому сознанию, неумению концентрироваться на объекте дольше минуты, мемизации памяти и возврату к стадному мифологическому мышлению.
На уровне языка революция проявилась в том, что новое цифровое поколение заклеймило лонгридом не только многостраничные опусы, но и вообще любой текст! Самовыражение, оформленное словами, стало казаться длинным, скучным и безвкусным. Идеальная для homo digitalis форма самовыражения — визуальный ряд. Неудивительно, что сегодня YouTube и Instagram заменили подрастающему поколению все социальные сети, вместе взятые.

Материально независимые нарциссы из фейсбука, тем более — «отрезанные ломти» из LinkedIn, одной ногой уже стоящие в эмиграции, неинтересны власти и неперспективны для профилактической проработки. Равнодушна власть к YouTube и Instagram, где кучкуется аполитичная молодежь, в массе своей (как и полагается молодежи всех эпох и весей) зацикленная на романтических взаимоотношениях и поиске места в жизни.
Речь, разумеется, не идет о тех 2–3% подрастающего поколения, которые неудачно выбрали для самовыражения политику и тем самым обрекли себя на жесточайшее давление со стороны госмашины. Достаточно вспомнить о судьбе участников последних протестных акций или о деле «Нового величия», чтобы удостовериться: иммунитет YouTube и Instagram обеспечивает не возрастной фактор аудитории, а именно язык визуального самовыражения.
Неинтересны для власти и графоманы «Живого журнала», о существовании которых сегодня не догадывается большинство обитателей реального мира. Что касается «Одноклассников», то контингент этой социальной сети во все времена выступал и будет выступать опорой властных истеблишментов, а заодно — источником правильных голосований по любому вопросу на любом референдуме.
Вот мы и подошли к главному: на роль козла отпущения претендует один «ВКонтакте». Именно отсутствие выраженного жанрового своеобразия стало причиной, по которой эта социальная сеть превратилась в опасное для власти место, где кучкуется самая активная и пассионарная часть населения.
Аудитория «ВКонтакте» — разношерстная, не подпадающая ни под какие социальные клише, не имеющая единого языка самовыражения, к тому же — бунтарски-бакунианская. Уместно напомнить, что из года в год правительство США включает «ВКонтакте» в список самых злостных нарушителей копирайта и мировых рассадников пиратства.
Одним словом, «ВКонтакте» — это неспокойный омут без рычагов общего языка и жанра, за которые государству было бы удобно дергать для осуществления контроля….

полностью – https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/08/20/77552-layki-i-fronda

2. Второй классный текст – Антон Котенев – «Что значит быть русским»:
Сегодня обсудим, что значит быть русским. Выскажу мнение. Другие народы — французы, англичане — хитрые, коварные и все время умничают. Мы же, русские, очень простые. Мы без изысков. Когда я думаю о русских, сразу представляю себе картину Ильи Репина «Запорожцы». Тот сидит в своем дворце, в шелках да в золоте, пыжится там, хорохорится, а мы его — раз и к такой-то матери. Просто посмотрите на открытые лица казаков, вслушайтесь в их заливистый смех — это наши лица. Открытые русские лица. Запах пота. Запах мужского товарищества: «Давай, умник, пиши!» По усам течет, но и в рот тоже попадает. И ведь еще Гоголь говорил, что любит русский народ вот это удалое, молодецкое острое словцо, как припечатает — во век не отлипнет. А раздобревшая Наташа Ростова с зассанными пеленками? Кто будет восхищаться такой эволюцией? Была дюймовочка, стала бегемотиха. Из Монеточки — в Гречку. А для нас это — норма. Лев Толстой даже термин специальный придумал — опрощение. Иностранец нам какую-нибудь зловредную электронную фиговину, а мы: «Ух, размахнись рука, раззудись плечо!» И туды ее в качель! У русских все идет не от головы, а от сердца, от утробы. Русский — значит, настоящий.
Все иностранцы по природе аристократы, бизнесмены, ну или профессора какие-нибудь. А мы по природе крестьяне, общинники, богатыри, ямщики. Иностранец про себя говорит: «Я джентльмен, шевалье, деловой человек», а мы, русские, говорим так: «Я мужик! Я простая русская баба!» Для нас самое высокое — это народ, простые люди. В статьях, текстах, постах мы так и пишем: «А как же простые люди? А кто подумает о простых людях?». Не дай бог тебя во дворе непростым назовут. У тебя потом будет такая кличка. А хуже этого ничего нет. Англичане, французы — все сплошь богачи. Такова их национальная черточка. А русский — значит, бедный, русский — значит, работяга, крестьянин, чингачгук. Так и при царе было, и при коммунизме, и сейчас тоже.
Иностранцы едят фин де клеры, камамберы, шампиньоны, консоме с профитролями. А у нас по-простому, по-нашенски, по-русски. Щи да каша — вот пища наша. У западников тесемочки, кружева, бюстгальтеры. А у нас портки да рубаха. У иностранцев менуэты, польки, а у нас, русских нормальные танцы: хоровод, лезгинка. У иностранцев костелы, небоскребы, Версаль, баухаус проклятущий, а у нас — русская изба: печь, полати, закут, красный угол. За печкой дед с бабой шебуршатся, на полатях молодые милуются. Именно изба задает ключевые координаты духовного пространства русской Евразии.

полностью – https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/29/77330-zhizn-v-marshrutke

3. Алексей Поликовский – «Путь Бориса»:
…День и ночь несется старый «Шевроле» с шестью таджиками и одним узбеком по трассе. Бориса не интересуют виды природы и городов, ему интересно побыстрее съездить и вернуться. Из городов, которые они проезжают, он запоминает только Самару, да и то он не уверен, что это Самара. Столовые и забегаловки у шоссе хорошие, там можно сытно поесть, он их одобряет. Это для него важнее видов природы.
Наконец они приезжают. Вот и граница. На границе очередь из сотен машин, на пять-шесть часов. Это Бориса не удивляет, не пугает, не возмущает. Его вообще ничего не возмущает и ничего не пугает. Он может жить где угодно, делать любую работу, а к безумию людей и неустройству мира относится спокойно и смиренно. Это я возмущаюсь, а не он….

полностью – https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/08/19/77546-put-borisa

Беседа Быкова с Леонидом Кролем

— Людям обычно нравится быть хорошими. Плохими они тоже любят быть, но недолго. Все-таки это удовольствие для немногих и не навсегда. Как, по-вашему, в какой точке настроения россиян переменятся и им надоест агрессия? Что для этого может потребоваться?

— Людям сегодня важнее быть выраженными, проявленными, звучащими (еще лучше — кричащими).

— Это не людям, а участникам ток-шоу.

— Но и они люди, и довольно типичные представители. Сегодня на второй план отошло «быть хорошими», потому что вопрос — хорошими для кого? Притом что авторитетов нет, а есть только карающий взгляд из-под век, такие щелки… и отпихивание от корыта.

При советской власти ценностью было не высовываться, «быть себе на уме», «и вашим и нашим», ну и известное «они делают вид, что нам платят, а мы делаем вид, что работаем». То есть это было хорошо освоенное и уже мирное, малоэкзальтированное, «домашнее лицемерие». Во времена вегетарианские оно всех устраивало, это был исторический вздох облегчения — «думай что хочешь и не высовывайся». За исключением немногих диссидентов, людей выдающейся смелости, ценностью было — «выделяйся умеренно». Страх еще жил, но поджал хвост и вел себя тихо. С ним неосознанно боролись: в моде шестидесятых полагалось быть бретером, вспомним героев Аксенова. Но и бретерство было наполовину — не культурный герой масштаба «все изменить», а так… сад вокруг себя с палисадником для друзей.
...
— Наблюдается некий парадокс, характерный, по-моему, только для России. Вроде агрессия большинства направлена вовне — на прочий мир, в котором их не любят и не понимают, — но и внутри страны сплоченности не наблюдается. Каждый смотрит на каждого со злобой и тайным подозрением, причем в любую погоду. Чем вы объясняете это? Ведь можно бы уже и сплотиться, но как-то особого желания полюбить ближнего я не вижу. И не испытываю.

— Тут нет парадокса, с моей точки зрения. Дефицит доверия, близости образуется невербально, чаще в небольших и сплоченных группах. Как бы среди своих, но своих по интересам, по выбору, а не внутри сбившейся стаи. Есть такой пульсирующий шар вроде песочницы детского сада, где ты нужен мне (какой ты ни есть), а я нужен тебе, и это греет. Вот с этим мы имеем дело в большом социуме, и в нем как раз все довольно мирно. От матрицы «как надо» — рациональной, но во многом искусственной — отошли, но к «тихим чувствам», уважению, дистанции — не дошли. Сейчас разобщены коллективы друзей и как бы единомышленников, склока наблюдается как среди либералов, так и среди государственников. Народ же в целом скорее инертен.
...
— Ясно, что стране понадобится долгая терапия. Но какая? Чем можно снять такие комплексы, такие мрачные привычки, такую подсадку на иглу пропаганды? Ясно, что другая пропаганда не сработает. Нужно что-то принципиально новое, но у немцев в этой ситуации было военное поражение, а мы живем в условиях, когда война невозможна.

— Терапия в принципе известна — это мелкая собственность, свой дом, двор, мастерская, кооператив, вырастание государства снизу (а не растаскивание сверху большими кусками). Это соседи. Не соседи по коммунальной квартире, с дефицитом и смотрящими, с лживым пафосом «деремся, следим, доносим, зато и пьем вместе», а соседи по поселку, деревне с воздухом…

— Да где же взять такую деревню?!

— Я думаю, что сейчас нарастающая плотность городской застройки — метафора роста неживого, нежизнеспособного пространства. Это неизбежно приведет к тому, что плотные, высотные районы потеряют не только престиж, но и смысл. Идея частного, как бы она ни была оболгана, ближе среднему человеку, именно так он сможет отстоять себя перед человеком маленьким, люмпеном, привыкшим полупаразитировать, полувыжидать. Находиться в депрессии и «ждать своего часа».

— Сегодня они дождались.

— Все-таки еще нет. Впереди тихая и негероическая терапия обычного человека, то есть мещанина, со своим тихим, но все более отчетливым, сформулированным для себя и для близких счастьем. По известной максиме «последние станут первыми» — люди двинутся на природу и выживание, а комфорт муравейника уйдет из желанного обихода.
...
— Чем вообще может разрядиться ситуация вроде нынешней? Ясно же, что просто рассосаться она не может: или социальный взрыв, или внешняя агрессия. Или все-таки вы видите мирный сценарий, при котором вся эта концентрация ярости внезапно исчезнет, и у страны появятся общие ценности?

— Агрессия часто заменяет скрытую за ней скуку, чувство ненастоящего, обилие имитаций. Чем больше это внутреннее чутье на имитацию, ощущение подделки (а чутье пока не потеряно, хотя именно его забивает телевизор расхожими и анилиново-яркими картинками), тем опаснее кажется остановиться. Дать людям одуматься, опереться на свое мнение. Поэтому угар нагнетается, выглядит как конечная, простая ясность. Навязываются простейшие, банальнейшие разделения: мы и они, патриоты и предатели, шумные (как бы искренние) и тихушники («кто их знает»).
...
— Некоторые говорят: хорошо, что в России никогда не будет фашизма, ибо для фашизма нужна абсолютная вера в идею или хотя бы в вождя. В России же любят испытывать эмоции, но не имеют убеждений. Что лучше — все-таки один раз тяжело переболеть или всю жизнь находиться в состоянии полуздоровья?

— Фашизм, рационализм, либерализм, социализм — мне кажется, что это концепты прошлого и в массовом сознании уже не приживутся. Страх силен, он будет давать как шараханье в стороны, так и сбивание в кучи. Никаких господствующих идеологий — ни либеральных, ни патриотических — сегодня нет; думаю, что и прежде они были уделом меньшинства. Господствующей идеологией массового сознания является — «оставьте нас в покое, мы жить хотим», ностальгия по идеализируемому прошлому (очень разному, разношерстному). Агрессия — скорее, разорвать ближнего, чем идти в далекий поход. В далекий поход идут, но все же одиночки и от отчаяния. Да и вообще с идеей плохо. Еще хуже — с верой. Во что бы то ни было. В сущности, рационализм отступил далеко, настало давно предсказанное новое средневековье, одни верят в то, что это сделали «наши», а другие — в то, что виноваты «они»… Среди разбросанных фактов — анархия разных вер, и даже сплотить на почве ненависти трудно: демон разобщения вовсю делает свою работу. Вообще агрессия ведь истощает, изнуряет, и вот эта атмосфера усталого, но крикливого астеника пробивается сквозь весь этот пафос на глиняных ногах.

отсюда – https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/08/19/77545-leonid-krol-seychas-idet-remont-dushi-v-otkrytom-kosmose

Час Пик 16.02.1995

«Час Пик» с Немцовым и Листьевым от 16 февраля 1995 года:
https://www.youtube.com/watch?v=8y7uG2h_5P4

Немцову – 35, Листьеву – 38. 1 марта 1995 года убьют Листьева, 27 февраля 2015 года – Немцова. Оба преступления раскрыты не будут.
Смотрю сейчас и вот странное ощущение – они оба меня сегодняшнего моложе, но я как-то не могу соединить вот этот мой нынешний возраст и их возраст тогда. Не получается смотреть на них из сегодня как на людей молодых, тех, кто младше меня.
Телевиденье Ельцина и ТВ Путина – огромная разница. Трудно представить сегодня, чтобы кто-то на федеральном канале чесал Путина. Чтобы сегодня говорили о проблемах. Чтобы сегодня у кого-нибудь во власти было желание что-то улучшить. Все страшные картины превратились в реальность. Выборов нет. ТВ – инструмент пропаганды.
А ещё по манере ведущий Листьев говорил, как говорит ведущий Дмитрий Губин. И подтяжки у Губина были.
Какое впечатление сегодня на меня произвёл этот эфир, оценил ли я Влада Листьева как остроумного и обаятельного ведущего? Ну, так, средненько, сейчас уровень интервьюеров выше, но тогда другого на ТВ не было. И этот лучик люди ценили.

без темы

Дмитрий Быков:
Презрение спецслужб к народу общеизвестно: себя они считают высшей расой, поскольку ни разу еще не наткнулись на осмысленное сопротивление. Ведь власть всегда будет одобрять их, держаться за них — только в них она видит гарантию своей устойчивости. «Говенный замес», — пошутил Владимир Путин с Владимиром Соловьевым, по свидетельству последнего, говоря о состоянии народа. Так себе народишко. Плюй в глаза — все Божия роса.

Ничем, кроме как желанием покуражиться, нельзя объяснить вброс, осуществленный в ночь на субботу: Олега Сенцова вывозят из Салехарда, и возможно — в Киев! Подставили знаменитую журналистку и правозащитницу Викторию Ивлеву, которая и с «Собеседником» много работала. Все стали надеяться, молиться и «держать кулачки». Утром все это, понятно, дезавуировали. Вот зачем? А чтобы поглумиться над людьми, умеющими только надеяться. Навык сопротивления из них за многие века повыбили напрочь.

Отказываются выпустить из тюрьмы подростков, взятых по делу «Нового величия» — организации сопротивления, которую создали провокаторы из спецслужб (больше, видать, некому). 18-летняя Аня Павликова и 19-летняя Маша Дубовик, которые в тюрьме тяжело заболели, представляют серьезную общественную опасность. Как иначе объяснить их пребывание в «Матросской Тишине»? Истинная же причина — кураж. Все опять надеются, а их опять обламывают.

В самом деле, чем бы еще поразвлечься, когда сам себе уже отрезал все пути к другим радостям? И когда журналистки-правозащитницы, по совместительству матери, выйдут в среду 15 августа на «Марш матерей» на Пушкинскую — отцов, кстати, они тоже пускают, — папаша Кураж наверняка будет куражиться над тем, что вышли три с половиной человека. Он уже убил уличную политику. И это ведь действительно смешно, когда в местах предполагаемых акций немедленно устраиваются спортивные праздники, а протестанты несут в руках плюшевых пони, потому что все остальное представляет угрозу! Плюшевые пони, впрочем, тоже представляют, вот посмотрите в среду.

Он куражится, да, — и это, кажется, единственное, в чем я его понимаю. Потому что ничего больше ему не осталось. Ни предложить сценарий развития, ни захватить новую сопредельную территорию, ни развлечь себя научным поиском — ничего этого он не может, а возможно, что и не мог никогда. Осталось только глумиться.

отсюда – https://ru-bykov.livejournal.com/3493496.html

Рэпер Оксимирон (Мирон Федоров) призвал прийти на митинг, который пройдет в Барнауле, в поддержку обвиненных за сохраненные во «ВКонтакте» изображения — Марии Мотузной и Даниила Маркина. Об этом он написал в своем твиттере.